Общество ловли бабочек жёлтыми сачками.

Тихая гавань для посвящённых

Последние темы

» Улыбнись :)
автор Сенеж Пт Май 26, 2017 3:46 pm

» Милонов написал закон о преследовании магов
автор реалист Чт Май 25, 2017 3:16 pm

» В Госдуму внесли законопроект о запрете анонимности в мессенджерах
автор Кали Ср Май 24, 2017 3:54 pm

» Handmade..
автор реалист Сб Май 20, 2017 8:14 am

» Невзоров Александр
автор Сенеж Пт Май 12, 2017 3:59 pm

» Цитатник ОРФ
автор реалист Ср Май 10, 2017 8:01 am

» И снова дратути.:) Пост про поворчать.
автор Кали Вт Май 09, 2017 11:03 pm

» ПГМ, Чаплинд, 282, и опять ПГМ
автор реалист Пн Май 08, 2017 1:31 pm

» ...о поцелуях...
автор реалист Пн Май 08, 2017 1:29 pm

» Попu3деть о всяком
автор реалист Пн Май 08, 2017 1:10 pm

» Надоел:)))
автор Кали Сб Апр 29, 2017 11:00 pm

» Про Кали.:)
автор Кали Чт Апр 27, 2017 5:58 pm

» Самоубийца или балобол?
автор реалист Вт Апр 25, 2017 6:07 am

» Гиви поклялся "сровнять с землей каждый город до Киева"
автор реалист Вс Апр 23, 2017 8:28 am

» Hard, Heavy, прочее тяжёлое и не очень...
автор Кали Вс Апр 23, 2017 12:52 am

» О людоедах...
автор реалист Вт Фев 14, 2017 7:26 am

» ...о "русской весне"...
автор Зимородок Вс Фев 05, 2017 5:10 pm

» "Какая им разница": Жириновский предложил переселять пенсионеров на Крайний Север
автор реалист Вт Янв 24, 2017 10:28 pm

» О свидомости...
автор Сенеж Пн Янв 23, 2017 3:38 pm

» О долбоебах
автор реалист Вс Янв 22, 2017 7:39 pm

Кто сейчас на форуме

Сейчас посетителей на форуме: 3, из них зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 3

Нет


Больше всего посетителей (40) здесь было Ср Апр 19, 2017 6:47 pm


    ПОДАРКИ И ОТДАРКИ

    Поделиться
    avatar
    Сенеж
    Admin

    Сообщения : 1881
    Репутация : 89
    Дата регистрации : 2012-03-11

    ПОДАРКИ И ОТДАРКИ

    Сообщение автор Сенеж в Чт Май 09, 2013 12:32 am

    ПОДАРКИ И ОТДАРКИ

    «Безусловно, русский народ – самый терпимый».
    (А.К. Ромодановский, глава Федеральной миграционной службы.
    19 апреля 2013 г.)


    Отношения церкви и российского государства, их приязнь друг ко другу
    развиваются с возвышением в патриархи митрополита Кирилла столь заметно,
    что их вполне можно уже назвать «особыми». Русские отчизнолюбы,
    усматривающие в Православии нечто близкое исторически и духовно Русскому
    народу, тешат себя надеждою, что дружба первосвященника и самодержца
    российских не только облагодетельствует церковь, но и принесёт добрые
    перемены Русским людям.




    В нынешнем году в Невограде (Санкт-Петербурге) 7 апреля на церковный
    праздник Благовещения Пресвятой Богородицы пришлось трехсотлетие
    духовной обители города – Свято-Троицкого Александро-Невского монастыря,
    заложенного по велению царя Петра I.

    Самая ранняя церковь монастыря, освящённая в сей день 300 лет назад,
    заложена была и «совершилась», говоря старым языком, близ места, где
    дружина новогородского князя Андрея, сына Александра Невского, побила
    очередных охотников до нашего жизненного пространства – настырных
    когда-то шведов. В свою очередь, и отец Андрея со своими ратниками бивал
    того же ворога неподалёку на невских берегах ещё прежде Ледового
    побоища. (Ибо то искони были Русские земли, под Русскою властью, а вовсе
    не чухонские («финские»), как горазд считать наш млеющий от
    иностранщины обыватель. На протяжении столетий велась на них борьба двух
    арийских народов – славян и германцев, – а не знавшие земледелия
    «пасынки природы», «убогие», по Пушкину, чухонцы имели там разве что
    «приют». А ныне тянутся, тянутся жители бывшей российской имперской
    столицы десятками тысяч в Чухонию каждый божий день, изнывая в долгих
    очередях на границе, а чего ради – достойно сказать не могут, лишь
    хвалятся накупленным в «Финке» ширпотребом: там, оказывается, и кофе
    вкуснее, и стиральный порошок лучше...)

    День 300-летия монастыря, наречённого императором Павлом «лаврою», дабы
    быть ей, словами указа, «наравне с Киево-Печерскою и Троицкою
    Сергиевскою», праздновался крестным ходом от величественного Троицкого
    собора к находящейся в монастырских оградах Благовещенской церкви –
    старейшей из сохранившихся в лавре. Церковь стала местом упокоения А.В.
    Суворова, особ царской семьи, известных государственных мужей 18-го
    веку. А ещё в ней с советстких времён удобно расположился музей
    городской скульптуры. Возглавлял шествие наместник лавры епископ
    Кронштадский Назарий.


    Александро-Невская лавра.
    За Надвратной церковью высится Свято-Троицкий собор, слева от него – церковь Благовещения.

    У входа в бывшую церковь с музеем внутри состоялся молебен. То было не
    случайно. Пожаловаший от властей на крестный ход заместитель
    градоначальника некто В. Кичеджи привёз высочайшую грамоту о возвращении
    лавре сего храма.

    В присутствии вельможи епископ-наместник явно расчувствовался. Во
    праздник Благовещения назвал «благовещанием» и милостивое подношение
    власти, вернувшей монастырю издавна ему же принадлежащее. «Мы благодарим
    сердечно за ту благую весть, которую вы нам принесли» – говорил,
    кланяясь чиновнику, епископ. Польщённый сановник кивал в ответ.




    Долгие годы Назарий тягался со властью, уговаривая вернуть лавре ту
    церковь. Но демократические наследники иудо-большевизма не спешили
    отдавать награбленное. Наконец, ублажив своё высокомерие, сочли, что на
    300-летие для вящей же славы своей как заботящихся о верующих уместно
    сделать некий дар. И теперь на монастырской площади благодарность лилась
    за благодарностью, хвалы и здравицы посылались лично градоначальнику
    Петербурга Полтавченке, не удостоившему в сей день лавру своим
    посещением.

    Во столь хорошем настроении Назарий даже попенял власти, что та
    удерживает ещё более чтимую святыню – серебряный ковчег (надгробие)
    Святого Александра Невского и не связывает себя обещаниями когда-либо
    вернуть его из Эрмитажа. Даже выкуп, предложенный монастырём – 90 пудов
    (полторы тонны) серебра, дабы государство сделало себе взамен повторение
    надгробия, – не вошёл, похоже, ни в одно начальственное ухо.

    И есть отчего!

    Давно уже не убеждает нытье музейщиков, клянущихся, что исторические
    сокровища можно сохранять только у них. Помалкивать бы следовало,
    особенно людям из Эрмитажа, в запасниках которого миллионы произведений
    искусства спрятаны не только от глаз людских, но и от должного надзора.
    Сколько осталось там подлинного, не ведает никто, ибо за руку воров
    хватают лишь случайно. А за пол-месяца до нынешних торжеств член
    городского законодательного собрания Анохин бросился аж в ФСБ,
    подозревая, что от надгробия Александра Невского в Эрмитаже осталась
    одна подделка.


    Ковчег Александра Невского в Эрмитаже

    Что ж тогда возвращать?

    А поклоны перед властью на площади продолжались. И очередная лесть
    заместителю градоначальника стала уже не подобающею крестному ходу –
    когда Назарий снова помянул «дар»: «Конечно, Василий Николаевич не
    архангел Гавриил, но благую весть он сегодня принёс».

    А вокруг стоял народ, чьею лептою, собственною, а не тою, которой
    ворочает власть, жила лавра. Страждущие и немощные, горюющие и
    отчаявшиеся, раздавленные жизнью и ещё не оставившие надежд несли в него
    изо дня в день рубли за свечки да записки. Обитель обустраивалась,
    украшала себя, и насельники её явно не тощали в отличие от тысяч
    бедняков, тянувшихся сюда обрести телесную и духовную крепость.

    Простолюдинам не досталось земного поклона, а общее праздничное
    поздравление мирянам утонуло во прочих славословиях. Зато нежданно
    достались им слова неприязни наместника. «Все эти годы... я призывал
    людей не устраивать «митингов», а молиться», – с осуждением сказал он о
    тех, кто в прежнее время вставал на борьбу за Благовещенскую церковь,
    по-настоящему возвысил свой голос, проводил выступления и шествия.

    «Я призываю людей не устраивать никаких пикетов, демонстраций. Это не
    наши методы», – говорил он ещё год назад, зимою 2012-го, отрекаясь от
    самых ревностных прихожан, от тех, кто отвергая удобный в жизни облик
    смиренной овцы, знал, что не молитвою вразумляется власть, но понятным
    ею языком: созыванием людей, выходом на улицы. Тогда и «благая весть»
    придет.

    Многими в праздничной толпе овладели смущение и оторопь. Прочие остались
    во всегдашнем умилении. Тем и окончился под звон колоколов крестный ход
    ко вновь обретённой Благовещенской церкви.




    В тот день трапезная лавры, где потчевали высокое начальство и о чём
    умилительно сообщала обслуга, шумела долго. Речи, здравицы, пожелания...
    Простой люд понемногу разбредался по домам...

    А наутро из Москвы уже из церковного миру донеслась весть, и совсем не
    благая. Протоиерей В. Чаплин, конечно, не сатанаил, но от словес,
    произнесенных им, стало тошно.

    Имея невысокий духовный чин старшего священника, он, в то же время, не
    последнее лицо в нынешней православной среде, ибо заведует Отделом по
    взаимоотношению церкви и общества. Ему позволено говорить от имени
    церкви и, мелькая на телевидении (уже недобрый знак), сей рот патриарший
    вещает не только по вопросам веры. То и дело оглашает на всю страну
    отношение церкви и к мирским делам общества.




    В сей день он взялся высказаться по судьбоносному вопросу – большему,
    чем разложение власти («коррупция» – на картавоязе), большему, чем
    насаждение порока и духовное развращение сограждан, – он взялся говорить
    об идущей оккупации России, полонении её бесчисленными ордами
    иноземцев. Но как и все, кому телевидение – дом родной, Чаплин видел
    происходящее в ином свете, весьма благосклонно воспринимая нарастающую
    волну пришельцев и веруя, что Россия выиграет от их притока.

    «Способность принимать новых людей – это всегда свидетельство силы
    общества, и сам процесс принятия в общество новых людей – один из
    залогов его будущей силы, его стабильного и эффективного развития», –
    изрёк протоиерей, выкрест, по слухам, и глубокий почитатель Гайдара, по
    собственному признанию.

    То была привычная низкопробная либеральная болтовня. Необычным же было
    то, что исходила она от лица, пребывающего одесную патриарха Кирилла.
    Чаплин продолжал:

    «Нам сегодня нужно не бояться новых людей в нашем обществе, а делать все
    для того, чтобы они становились органичной частью этого общества».

    Достойное заявление от церковнослужителей, живущих пожертвованиями
    Русских прихожан… Кирилл и компания взялись готовить нам новых
    соотечественников. Да соображают ли, что творят? И отчего бы вдруг
    церковное начальство озаботилось помощью чужакам-иноверцам?

    Увы, всё на самом деле идёт как по писаному.

    В середине 2012-го Путин в который раз озаботился мерами «по укреплению
    российской нации». Ничего хорошего из этого выйти не могло, и
    действительно: заступник азиатский и покровитель кавказский за всех нас
    объявил высочайше, что «Россия настроена на культурную интеграцию»
    пришельцев, повелев создать «надлежащие условия для интеграции
    мигрантов, защитить их права и свободы, обеспечить социальную
    защищённость».

    Пока его придворные разрабатывали «меры», церковь сделала шаг вперед и
    объявила, что собирается покрыть Россию-матушку «сетью адаптационных
    центров для гастарбайтеров», обучать джамшудов и фазилей нашему языку,
    культуре, обычаям и тем помочь им обосноваться на Русской земле. Да не
    просто вознамерилась, а уже 12 курсов Русского языка к тому времени
    открыла во своих епархиях, подчёркнуто бесплатных для пришельцев, то
    есть, за счёт Русских богомольцев.

    Добро бы таджиков да узбеков обхаживали мечети... Но что движет православным священством?

    На поверхности, несомненно, – прямой расчёт, что старания заслужат
    включения в федеральную программу заселения России азиатами, и это
    откроет закрома «государственного финансирования». В конце марта 2013-го
    решением правительства на кону оказались 38 миллиардов рублей – столько
    власть решила скормить за следующие 7 лет чудищу интернационализма. И
    едва прозвучала сия щедрость за счет российских налогоплательщиков, как
    велеречивый Чаплин был тут как тут.

    Излишне рассуждать об общечеловеческой слабости «высокодуховных» особ к
    достатку и прочим благам. Они всегда ответят, что оное необходимо для
    возрождения церковной жизни, что дорогущие машины священства, сказочные
    хоромы и личные самолеты патриарха нужны ради вящего торжества
    Православия. Столь же высокопарно объяснят вам и заигрывание с
    захватчиками.

    Не тягайтесь с церковниками в красноречии. Главное у них – чтоб Русский
    народ не озаботился «стяжательством», а был бы, по Писанию, «как дети»,
    да светлым взором смотрел на своих окормителей.

    Приязнь церкви к инославным чужакам обнаруживала себя и ранее. Летопись
    её насчитывает едва ли не все годы нынешнего вторжения. Не первый год
    приглашают азиатов на восстановление Русских святынь, а то и на
    возведение новых храмов, не видя в том никакого кощунства.

    Они работали на строительных лесах древнего Софийского собора в Великом
    Новгороде и прочих памятниках тамошнего кремля, приводили в порядок оные
    к тысячелетию града. Лепили, красили – криво, грубо, неумело и,
    наверняка, не без мусульманского отвращения. И сколько Русичей, проходя
    мимо, испытывали отвращение в ответ! Но властям и церковному начальству
    то было нипочём. Иметь дело с пришельцами было явно выгодно... И любящая
    высокопарно обличать святотатство церковь помалкивала, когда руки
    иноверцев скребли Русские святыни, прикасались ко храмам, в кои
    православный люд поколениями вкладывал свою веру и душу.

    В Старой Ладоге – самой первой столице Руси – азербайджанцы что-то
    строили в недавнее время при женском православном монастыре. Под
    Петербургом узбеко-таджики уже много лет ковыряют воинскую славу России
    –древнюю крепость Орешек, заложеную внуком Александра Невского.

    И так – по всей земле нашей...

    Православие никогда не связывало себя прочно с Русским народом, хоть и
    обязано ему своим тысячелетним существованием. Национальные чувства
    чужды христианству в любом его ответвлении. Личное спасение да любой
    брат во Христе всегда значили больше, нежели голос крови.

    Сей великий изъян перед естественным наверняка будет стоить православию
    будущего. Не спасёт его и путинская поддержка, видящая в церкви опору
    своей неограниченной власти. Во имя самосохранения выберет Русский народ
    свою исконную духовность и верования, отвергнет интернациональное.

    Десятилетие назад взялось порассуждать о нашем недалёком будущем ещё
    одно заметное лицо среди православных проповедников – дьякон Кураев. По
    званию всего лишь прислужник у священника, зато обласканный СМИ, он
    возгласил в самом начале 2000-х, что свет православия в России угасает,
    ибо с нею и Русскими всё кончено. Махнувши на них рукою, надлежит нести
    православную веру дальше по миру.

    «Большевистский режим сломал хребет русскому народу. Поэтому сейчас
    русский народ похож на собаку, которая еще может лапками скрести, но ни
    свою конуру, ни хозяйский дом охранять не может. Взять хоть то
    обстоятельство, что в России нет православного терроризма, нет русского
    националистического терроризма.»

    Словно в больном желании высказаться погаже, говорливый дьякон призвал
    Русских умереть достойно, передавши свою веру другим успешным народам.
    Поставил в пример византийцев – «они смогли растождествить национальное и
    религиозное. Они вернули православию... вселенское дыхание, передав его
    варварам -- славянским племенам».

    В итоге дьякон заключил:

    «И если сейчас настала пора умирания России, нам нужно задуматься, как
    мы умрём – в судорогах и проклятиях или же сможем найти наследника,
    которому передадим самое главное, что у нас есть, – нашу веру и нашу
    душу. Мы передадим православную эстафету китайцам».




    Прежний предстоятель церкви – Алексий – не заткнул Кураева, нынешний –
    Кирилл – не одёрнул Чаплина. Как оказалось вскоре, Чаплин намеренно
    стал предвещателем большого события.

    Спустя десять дней после его откровений патриарх встретился с вёртким
    руководителем миграционного ведомства Ромодановским. У них друг до друга
    было дело, и оно заключалось в разворачивании сотрудничества по
    иммиграции. Нет, не православные дружины по отлову незаконных
    переселенцев задумывалось создать и не о защите Отечества от исламизации
    договариваться. Под иконой Божьей матери под угодливые хлопки своих
    свит оба подписали соглашение о совсем ином «взаимодействии».




    Испытав, по его словам, «глубокое удовлетворение» от подписания сделки с
    ФМС, Кирилл взялся объяснить народу и миру её значение. Это было именно
    то, что загодя «благовещал» Чаплин. Тот, разумеется, стоял рядом.

    «Мы знаем, что на Страшном Суде Господь спросит с нас за тех людей, за
    тех странников, которых мы не приютили. Люди, которые приезжают в нашу
    страну, являются в каком-то смысле странниками. И поэтому, движимые
    христианским чувством, мы должны делать все для того, чтобы жизнь этих
    людей была достойной. Это касается и воспитания в культурных традициях
    нашей страны, и участия в работе по обучению языку. Это связано также с
    обсуждением многих проблем, которые до сих пор мешают мигрантам жить
    достойно как материально, так и социально».

    Послушать, так будто речь идёт об обездоленных странниках-христианах, а
    не об исламистах, чья сила на Руси всё зловещее предстаёт в их сборищах
    на «куйрам-байрамы», в их хозяйничестве на улицах, вольготных отношениях
    со властью, захвате целых областей предпринимательства, кои они разбоем
    и насилием держат во своих руках. И, оказывается, их надо ещё более
    «приютить»!

    Только не думайте, что люди в церковных верхах – не от миру сего.
    Ничего, кроме смешанных чувств не испытываешь, когда Кирилл вдруг на
    одном дыхании заговорил, будто Рогозин:

    «Мы знаем, что с миграцией связан рост преступности, в том числе
    создание преступных этнических группировок. Мы знаем, что отсутствие
    всякого понимания местной культуры, местного языка, местных традиций и
    обычаев нередко провоцирует бытовые конфликты. Совершенно очевидно, что
    сегодня в обществе ясно озвучена озабоченность теми неприятными
    последствиями, которые проистекают из роста количества мигрантов,
    прибывающих в нашу страну».

    Как сие увязать со прежде сказанным? Ну, ежели с высокомерием пренебречь
    «озабоченностью общества» да с равнодушием отвести глаза от «неприятных
    последствий от роста числа иммигрантов», то увязывается легко. Своим
    резким, лишённым выразительности голосом Кирилл заключил:

    «С пониманием относясь к существующим проблемам, мы считаем, что Церкви
    необходимо [...] участвовать в работе с мигрантами, которые въезжают на
    территорию России, – в первую очередь помогая им в изучении русского
    языка, русской культуры, русских традиций; но одновременно содействовать
    решению всех иных проблем, которые в этой сфере сегодня существуют.»

    Почтительно, но словно в насмешку, Ромодановский ответствовал: «Слушая
    слова Его Святейшества, я подумал о том, что слушаю в какой-то мере
    концепцию миграционной политики». И вослед порассуждал о благе
    сотрудничества с церковью: оно-де придаст той политике «духовную
    основу».


    На память и для истории...

    Усиленное «духовно», подельничество их обернётся прирастанием новых
    «соотечественников», прибавлением смешанных семей... Воистину, с
    нынешним иммигрантским половодьем скоро не найдётся на нашей земле ни
    одного Русского уголка. Кто-нибудь из поклонников исконной Руси,
    жаждущих выделить её в черте некоей Ингрии-Ингерманландии, видел ли,
    сколько смешанного потомства разгуливает ныне по Русскому Северо-Западу
    вплоть до Архангельска от наипородистых славянок и заезжих
    производителей?

    Весьма загодя плелись нити помянутого «сотрудничества». Ещё в 2010-м
    патриарх благословил учредить «совместную комиссию Русской Православной
    Церкви и Федеральной миграционной службы». Вот когда сеялись ядовитые
    ростки, взошедшие ныне. Чаплин не произнёс никакой отсебятины.

    И уже не веришь, что одна прямая корысть движет церковниками, их желание
    отхватить от казённых щедрот. Видно, не только, по пословице, «ряса
    просит мяса», но, похоже, вменили им в Кремле не отлынивать от
    излюбленной затеи нынешнего самодержца и поддержать иммиграцию, невзирая
    ни на что... Тёплые отношения Кирилла и Путина не могли не вылиться в
    нечто зловещее...




    На местах же возня была ещё настойчивее. Ко времени объявления нынешней
    «высшего уровня» сделки ФМС уже заключила 62 «интеграционных соглашения»
    с православными епархиями и почти вдвое меньше – 35 – с теми, кого это
    касается напрямую: мусульманскими заведениями. Евреев вовлекли только в 2
    договора.

    Далее обещана та же прыть. В 2013-м году для таджико-узбеков откроются
    18 курсов Русского языка, из них 17 – при содействии именно Русской
    православной...

    Нужны ли другие свидетельства пособничества церкви вторжению?

    И что за диво? Ещё в 2010-м глава отдела внешних церковных связей РПЦ
    архиепископ Илларион поведал американскому послу, что «видит главную
    роль РПЦ в пропаганде официальной политики правительства».

    Вот и идут «подарки» да встречное отдаривание. Власть возвращает храмы,
    иконы и прочее, ранее отобранное. Со временем могут и ковчег Александра
    Невского отдать. Церковь же в благодарность или предугадывая исполняет
    желания власти. А у последней более всего на уме – скорейшая замена
    чуждого ей Русского общества, перезаселениие России. Кремлю уже мало
    свободного перемещания в нашу страну среднеазиатов – он бьётся за отмену
    визовых ограничений с Европой, откуда неудержимо хлынет к нам
    афро-арабский и западно-вырожденческий поток...




    Увы, Кирилл – не патриарх Гермоген, что подымал Русь на борьбу с
    пришельцами в давнее Смутное время и принял за то мученическую смерть. В
    нынешнюю Великую Смуту патриарх, обретя себе первую известность
    торговлею водкой да табаком, следом стяжает жуткую славу поддержкою
    магометанского вторжения. И разумеется, не верит, что на Страшном Суде
    Господь спросит с него за участие во сдаче земли Русской и християнской.

    Когда-то православное духовенство было образцом нашего народа,
    заслуженною его «элитой». Ревность в делах веры была неколебимою,
    преданность Русской земле – беззаветною. Об крепости-монастыри разбил
    себе лоб не один злой ворог, и с собственною властью церковь тоже
    держалась с достоинством. Стычки митрополитов и патриархов с князьями и
    царями наполняли летопись допетровской Руси. Затем по неумолимому закону
    разложения элит пришло время умиротворения и размягчениия. Неслабеющий
    напор на церковь не встречал уж былого отпора, и «врата ада» начали
    одолевать её. Призванием духовных наставников стали не меч и крестовый
    поход на жидовствующих, но «пост и молитва». Сто лет назад церковники
    вообще присягнули красному банту, преступив клятву верности царской
    власти. А ныне совершенно возобладала у них приязнь к чужеродной,
    нерусской власти, наступило время приятной взаимной заботы.

    Также, не первый год верхушка современной Русской православной церкви
    ведёт «диалог» с иноверцами (мусульманами, иудеями) и «недоверками»
    (католиками). Идёт «налаживание» отношений, некоего «сотрудничества».
    Они не пускают друг друга в собственные владения, зато наставляют в
    ценностях «взаимопонимания» и «взаимотерпимости» окормляемую паству.
    Иноверцы, конечно, себе на уме, впереди выступает именно православное
    духовенство. Ретивостью и услужливостью льёт елей на душу Путина и сонма
    дельцов-имперцев вокруг него, оживляющих дохлятину безродного
    Советского Союза – теперь уже на измученном теле самой России! Совместно
    городят мерзейший кишлак со скорым разрушением нашей Родины от
    многрасового и многонационального несварения.




    И напрасно зудят, шипят да наскакивают на нынешнюю церковь Гельман со
    всею пятою колонной, шпанихи из «Пусси Райот» и тот же Бжезинский,
    увидевший в нашем православии некий последний оплот Русской цивилизации.
    Из церковного воинства не выйдут сегодня Ослябя с Пересветом.
    Московский патриархат давно уж не препятствие врагу, но, как с
    недоумением видим, уже и привечает его – грядущего победителя.

    А в те же самые дни мир с удивлением взирал, как стоит за земь свою
    православие сербское. Забыть священный косовский край, откуда пошёл есть
    сербский народ, признать и принять албанский захват потребовала от
    Белграда европейская верхушка, обещав взамен «блага» вступления в
    Евросоюз. Кроткое сербское руководство «сделало шаг в сторону Европы»,
    единогласно согласившись в апреле 2013-го «упорядочить» отношения с
    захватчиками. И сколь восхитительным стало гордое отвержение европейских
    посулов, брошенное в чиновничьи рыла брюссельских и собственных
    продажных властей архиереями Сербской православной церкви! Они объявили
    духовное единство с оставшимися в Косове единоверцами-соплеменниками и
    пообещали историческую ответственность правящей верхушке своей страны.

    Нам же приходится расстаться с надеждами видеть во священстве РПЦ
    достойного союзника в Русском Возрождении. Не нужно взывать к ним,
    выпрашивать взаимность. Им что эллин, что иудей...

    Но лгут одетые в рясы могильщики России! Лжёт говорливый Кураев и иже с
    ним! Не иссяк ещё в Русском народе здоровый дух, живо сопротивление.
    Тысячи защитников Отчизны томятся в оккупационных застенках, тысячи
    борются. Несть среди них особ священнического и монашеского чина, ибо
    церковь как раз и оказалась с «переломленным хребтом», по-кураевски, не
    выказала православного сопротивления. Пусть с таким зарядом решимости и
    отправляются проповедовать куда-то еще...

    Не будем боле тратить на них слова. Воистину, по пословице, «стоит ад
    попами да дьяконами». Сколь нравственно выше нынешней церковной знати те
    Русичи – юное стриженное поколение, – что носят в душе иное «Отче наш»,
    и оно: «Наш долг – сохранить Русский народ и отстоять будущее Русским
    детям!». До конца преданное Роду, чистое и жертвенное, получает в ответ
    не телевизионное внимание, а потерянную за решёткою молодость,
    награждается не дородным телом за доблесть свою, но тюремною пайкою.

    Они – те самые праведники, «без которых не стоит ни город, ни село, ни вся земля наша».

    И всё же мы всё же ходим в наши храмы, и в них неизменно встречает нас
    благодать. Там, как и в прежние века, является нам та заветная Русь, что
    столетиями жила по заветам Предков. Переступивши церковный порог словно
    порог времени, имеющий чувства да почувствует, как соприкасается со
    прежними поколениями своего народа. Тронет человек намоленные стены
    древнего собора иль крепости-монастыря, защищавшего землю нашу, и
    оживает в нём родовая память, проникает в нутро духовное послание от
    тысяч и тысяч его предшественников.

    Сколь дороги нам эти в веках устоявшие свидетели прежней Русской славы и
    силы, здоровой жизни, духовной полноты! И потому равно дорожат
    созиданиями Предков своих и Русский православный, и Русский родновер.


    Подземелье Псково-Печёрского монастыря

    Сколь дороги нам эти в веках устоявшие свидетели прежней Русской славы и
    силы, здоровой жизни, духовной полноты! И потому равно дорожат
    созиданиями Предков своих и Русский православный, и Русский родновер.


    Псково-Печёрский монастырь. Западная граница Руси.

    * * *

    Хватит ли прочности в нашем народе, чтобы пережить нынешнюю Смуту и тех,
    кто её затеял? Сколько времени отпущено нам, дабы устоять пред
    наседающим враждебным миром? Да возможно ли только сидеть и поджидать
    удачу, коя может и не прийти?

    У нынешних православных добродетелью выбрано смирение и умоление высших
    сил о помощи и снисхождении. Во множестве и прочий люд, под стать
    слабости своей выбрал бесхитростное «надеяться на лучшее». Да и от
    соратника порою слышишь лепет: «я верю, что Россия возродится, ей и не
    такое выпадало...». Но с какой стати? Будто не исчезали страны и народы в
    веках безвозвратно...

    История человеческая направляется не благими желаниями и добрыми
    надеждами, но деятельными людьми. Меняй мир вокруг себя к лучшему, храни
    его ото зла, себя не щади. Не выпрашивай у Высших сил чудес, в том –
    нахальство бездельника и испорченного дитяти. Ибо тебе уже всё дано
    свыше: здравый ум, сила, здоровье, Русское происхождение и ты
    благословлен прийти в сей мир «в его минуты роковые»... Далее судьба
    мира – уже в твоих руках.

    Коли видишь поношение Русской правды, попрание обычаев и заветов
    предков, нашествие двунадесяти языков на землю твою – в том испытание
    тебе. Не прячься от долга, ибо спросится с тебя и Высшими силами, и
    Предками, и Потомками.

    И если веруешь в Род свой и будущее Русских детей, то иного выбора, чем стать Воином, сегодня нет.


    Кремль Великого Новгорода



    В статье вынужденно использовано 43 нерусских слова (1,5%). Чужие изречения и самоназвания не учитываются.

    Размещено: 28 апреля 2013 г.
    Источники:
    Свято-Троицкая Александро-Невская Лавра,
    Благовест-Инфо,
    Санкт-Петербург.ру,
    Русский Обозреватель,
    Newsru.com,
    Km.ru,
    Atheism.ru,
    Patriarchia.ru,
    Regions.ru,
    собственные.


    Постоянная ссылка: RusskoeDelo.org/novosti/archive.php?ayear=2013&amonth=april#28_04_2013_01.


    _________________
    Achtung! Ой, вэй!

      Текущее время Вт Май 30, 2017 3:55 pm